egello: (Default)
Всех, кто отмечает завтра Рождество, поздравляю! Merry, как говорится, X-mas!

А вот мне бы дай волю - я бы все праздники отмечала. Потому как в праздники ведь люди добрее становятся. За подарками скачут, бумажками красивыми упаковочными шуршат, бантики вяжут. Мне вот, лично, все праздники нравятся. Поскольку я человек нерелигиозный, я бы с удовольствием и рождества, и хануку, и новый год (оба), и так - по всем календарям. И подарки тоже ведь можно к каждому празднику покупать!

Я от папы получила в наследство одну очень забавную черту: я не умею хранить секреты. Вот он, бывало, купит подарок, спрячет хорошенько - и начинает мучиться. Сначала просто хитро смотрит на объект одаривания. Потом, через день-два, начинает интриговать. Мол, а знаааааааешь, что у меня ееееееесть... разумеется, одаряемый на интригу ведется, и начинается угадывание. Папу процесс угадывания чрезвычайно радует, он веселится и ликует, подсказывая то первую букву, то последнюю... наконец, вдоволь помучив, он мчится к тайнику и выкапывает подарок. Сияя, он вручает презент и наблюдает за радостью одаряемого. И, я так подозреваю, вот это преждевременное томление и радость задолго до праздника для папы гораздо ценнее, чем торжественно подарить ожидаемый в нужное время сувенир.
Вот и я такая же. Я не могу дождаться праздника, чтобы с необходимой помпезностью подарок преподнести. Меня начинает грызть желание подарить презент сразу же, как только он попадает в мои руки. Я терзаюсь пару дней и потом не выдерживаю.
Например, и к новому году, и ко дню рождения (у IDN оно сразу за новым годом получилось) я уже все подарки подарила. Тот, который желанный - про который я точно знала, что не промахнусь - на день рождения - я протомила в тайнике ровно полдня. Не выдержала, метнулась, раскопала и преподнесла. Подарок к новому году - я его выбирала уже по своему разумению, без 100% уверенности - я держала в запаснике подольше, дня три. Но тоже сломалась. Захотелось заранее узнать, понравится ли.
Вот теперь думаю, что надо еще что-нибудь припасти. Неинтересно ведь - без подарков. А эти уже как бы и не считаются.

А вы как подарки выбираете, товарисчи?
И что, вот прям ждете-ждете до самого нужного момента, чтобы подарить????
egello: (Default)
Если не напишу - меня порвет на сотню мелких медвежат от тоски.
Сегодня единственный сон запомнила. Сон-кошмар. Точнее, начинался он, как кошмар - очень я боюсь снов, когда сижу в пустых квартирах умерших родственников и вдруг слышу шаги.
А потом... потом зашла ко мне в комнату моя бабушка. В квартире которой я сижу. Которую я любила очень. И кошмар почему-то кончился. (Хотя, по сути, только тогда и начался по-настоящему ведь).
И я бросилась к ней, обняла. Бабулечка моя родненькая и любименькая, говорю, я очень без тебя скучаю. Неужели, говорю, ты не можешь мне хотя бы позвонить!
А она мне говорит: так я же звоню, звоню, моя ласточка, а тебя дома все нет и нет... отец трубку берет...

И я проснулась, заливаясь слезами.
Да. Меня теперь все время нет дома... Я, бабушка, столько сменила мест, что и сама свой телефон не знаю...

Мы с бабушкой. Мне там 15 детских лет. 1995 год соответственно. )
egello: (Default)
Сегодня меня у метро чуть не убили. В переходе.
Поспешаю я, значит, на работу. Никого не трогаю, вся в своих мыслях тягостных, размышляю, как поеду вечером убирацца в покинутой на выходных квартире.
И тут навстречу несется какой-то пьяный дядька в косухе и бандане. С ножом (не особо поняла, что за нож, но, по-моему, складной, лезвие примерно сантиметров 10-12). И орет что-то вроде "Сссссуки! Убью, ссссссуки!" И ножичком так вокруг себя - чик, чик, размахивает. Люди, понятно, от него врассыпную, а я же вся такая красивая сегодня, на каблуках и в бусиках - опоздала слегка отпрыгнуть, замешкалась, каблучки к прыжкам не располагают. И он прям на меня прет. Поравнялся. Чуть не врезался. Остановился.
- Убью, сссуки! - нежно дыхнул он мне в лицо перегаром и ласково посмотрел красными безумными глазами.
Я, понятно, не знала, что и ответить на такую пламенную страсть. Поэтому молча смотрела в упор (помнится, по психиатрии когда-то проходила, мол, не показывайте свой страх сумасшедшему человеку).
- Убью! - еще раз предупредил мужчинко и погрозил перед моим носом кулаком с ножичком. И тут у меня, кажется, помутился рассудок, потому что никак иначе я свою реплику объяснить не могу. Я строго ответила ножичку перед моим носом:
- Извините, я очень спешу. - и вежливо обогнула охреневшего мужичка. Пока он на меня оглядывался и соображал, почему это ему отказали в убийстве, подоспел дядя-милиционер и мужичка за ручку с ножичком схватил. А второй дядя-милиционер меня догнал и спрашивает заботливо, мол, все нормально? Не поранил? Не, говорю, не успел, я спешила очень. Спасибо, товарищи коллеги.
И только когда я дошла до работы, у меня затряслись коленки.
Мораль: не носите каблуков и ходите ближе к стенам. Тогда есть шанс, что пьяные сумасшедшие дядьки с ножичками на вас не наткнутся посредине перехода.

UPD: относительно прозвучавшего скепсиса в адрес милиционеров: господа! Все описываемое заняло максимум десять секунд. МАКСИМУМ. Ну, вместе с появлением дяди - тринадцать.
И поэтому низкий поклон милиционерам, которые по своим делам мимо шли, что они среагировали молниеносно и скрутили дядю.
egello: (Default)
Ах, божемой, божемой.
Когда на часах показывают совсем что-то невразумительное - например, три-часа-ночи, или пол-пятого-утра - тогда и накатывает на меня эта неуемная страсть написать что-нибудь пралюбофь.
Любовь - это смс "одевайся теплее, на улице холодно".
Любовь - это сидеть рядом и гладить по голове, когда что-то болит.
Любовь - это побежать в десять часов вечера в магазин, потому что "У тебя кончились яблоки".
Любовь - это когда едешь, сломя голову, с работы через весь город, и везешь таблетки от головной боли.
Любовь - это спать в обнимку и даже во сне не отпускать друг друга.
Любовь - это...
...это когда трудно объяснить, почему начинаешь скучать, только что расставшись. Это когда каждый вечер ждешь чуда, и оно происходит - достаточно только звякнуть дверному звонку. Это - читать вместе один и тот же журнал, склонившись друг к другу головами в метро. Это тихое чувство счастья, когда перед тем, как провалиться в сон, чувствуешь дыхание рядом. Это когда есть, кого ждать с работы. Есть, кому готовить ужин. Есть, кому сказать "Я тебя люблю".
Еще, конечно, любовь - это фейерверки, разноцветные шарики, небо, море, неоновые огни, танцы на тротуаре заполночь, и - хохотать до упаду, и - нести на руках по центру города, и - целоваться на площади, и ...
Это все - одна и та же любовь. Потому, что моя любовь - это весь мой мир, и, кроме него, не существет Ни.Че.Го.
egello: (Default)
Я люблю целовать запястья изнутри, люблю, когда меня обнимают сзади и целуют в затылок, люблю стоять на одной ступени выше, лицом к лицу, и прижиматься щекой к щеке, люблю оставлять записки, люблю фотографировать каждый поворот головы, люблю есть один апельсин на двоих, люблю держать за руку через столик, люблю слушать, как читают вслух, люблю ощущение тепла кожи под пальцами, люблю слушать дыхание, люблю целовать в шею, люблю просто - везде - ЦЕЛОВАТЬ, люблю сидеть у коленок и смотреть снизу вверх, люблю уснуть, уткнувшись в плечо, люблю ощущение "рядом", люблю ходить, держась за руки, люблю, когда меня обнимают на секунду "просто так", люблю молча смотреть в глаза и НА глаза, люблю, когда меня гладят по щеке, люблю получать смс-ки, люблю бежать навстречу, люблю - любить, люблю - доверять и верить каждому слову, люблю ждать, зная, что вот-вот придет ...
Но больше всего я люблю честность и открытость, без которых все вышеперечисленные "люблю" теряют смысл и силу.
egello: (Default)
Неколько слов - несколько зарисовок.
Слова выданы [livejournal.com profile] prosvetj:
Вечер пятницы.
Мамина улыбка.
Сцепление.
Шелковая ткань.
Солнечный зайчик.

Кому интересно - туда )

Отметившимся в комментах тоже могу выдать слова.
egello: (Default)
Сколько дано человеку сил, чтобы любить?
Один раз? Два? Десять? Вот так, полнокровно любить, до звона в ушах, до звездочек перед глазами, до тесного дыхания?
Первый раз он любит слепо. Зажмурившись. Бросается с головой, забывает покой, сон, верит, доверяет, прикипевает всем сердцем. Ему кажется, что только этим человеком можно дышать. Только рядом с ним жизнь полна красок. Только этот человек способен сделать его счастливым.
И чем сильнее зажмуривается человек, тем больнее он натыкается с размаху на захлопнутую перед носом дверь.
Сколько ему надо времени, чтобы унять кровотечение? Месяц. Два. Год. Три года.
Потом ранки затягиваются - и он снова летит, сшибая все на своем пути, навстречу любви; парит, порхает, сгорает, закрывает от счастья глаза - и снова впечатывается в дверь. Которую опять, черт возьми, кто-то захлопнул. На этот раз нос пострадал серьезнее, и кровь унять гораздо, гораздо сложнее.
И вот тут... тут и становится ясно, какой путь для себя выберет человек.
Один начинает бояться. Осторожными шажками проходит мимо тех, кого мог бы полюбить - нет уж, повторяет он себе, нет уж. Хватит. Наигрался. НатЫкался носом.
И... - проходит мимо. Мимо всего. Хватит, повторяет, как заклинание, хватит. Надоело. Больше не буду дураком, сколько можно. Сколько можно опробовать двери на прочность. Сколько можно гореть - эдак ведь одни головешки останутся... нет. Отныне - нет. Никогда. Никого. Никому.
И идет, прищурившись, по жизни. Никому больше не верит. И потихоньку, проповедуя принцип "отныне - никогда!" сам становится тем, кто с треском, безжалостно хлопает дверьми. Один нос, другой, третий... несет в себе человек обиду за свои оплеухи, мстит всем подряд, захлопывая двери первый. Потом, вероятно, спохватывается, что не надо было вот той, пятой, дверью хлопать - а поздно. Дошел до выхода. Стоит один на пороге.

А есть такие человеки, которые поднимаются с земли, утирают кровь из разбитого носа, и их жадные глаза уже ищут себе, ищут снова - кого любить? Кому говорить это? От кого - парить, гореть, дышать? Кому - верить, кого - обожать? Ковыляют, зажимая поломаные носы, побитые, но ждущие, снова ждущие и ищущие - любви. Пусть - жар, пусть - новые шишки и ссадины, но ведь - это и есть жизнь! Только так можно жить - сгорая от любви! Только так: горение, а не гниение!
И черт их поймет, что они испытывают, когда их с размаху впечатывают дверью - третий раз, четвертый, пятый... Наверное, просто на пятый раз они не поднимаются...

К чему я это все? А просто так. Никогда не стану человеком, который будет хлопать дверью сам. Уж скорее, не поднимусь после этого последнего сочного, смачного хлопка дверью.
egello: (Default)
Все совпадения являются случайными.

...Красивый сегодня закат, правда? Да ты посмотри, посмотри! Красота какая! Что ты сказал, солнце мое? Что в такие вечера хочется признаваться в любви? Сорваться, забросить все дела, забыть про разгар рабочего дня – и поехать, побежать к любимой? Купить по дороге непонятный, странный и интересный цветок, и стоять, ждать ее у выхода, с дрожащими пальцами, с горящими глазами? Чтобы она удивилась, ахнула, засияла, бросилась на шею? И сказать ей, что она – самая лучшая на свете, самая красивая, и что она – это самое важное, самое нужное для тебя в мире, и что ты начинаешь скучать, даже если она еще не ушла? И что ты ... что-что? Что ты... любишь ее?... Любишь так, что перехватывает дыхание?... Правда?... Как... как это романтично, любимый, как... трогательно; да, трогательно! Как чудесно, как ... волнующе! Неужели ты сказал это только из-за заката? Я тебя тоже лю... Что-что? Аааа... Это ты рассказываешь, как признавался в любви своей Первой Девушке?... Да ну конечно, я сразу поняла, родной, само собой, ха-ха-ха. Я сразу поняла, что ты рассказываешь о ней, конечно, я помню, что ты безумно ее любил и был готов ради нее на все. Да, очень красивая история... Нет, я не грустная, с чего ты взял? Смотри, какой красивый закат, как же я могу грустить? Видишь, улыбаюсь... Что-что ты сказал? Да, ты прав, родной, уже поздно, а завтра тебе рано вставать и очень много дел... да, конечно, ты ложись, тебе завтра нужно быть бодрым и полным сил. А я... еще посмотрю. На закат.
...Давно мы здесь не сидели, верно? Музыка замечательная... Что-что? Настраивает на романтический лад? Да, любимый, меня тоже... Тебе хочется потанцевать? Держать в объятиях любимого человека? Ощущать тепло ее тела, видеть рядом такие красивые, такие прекрасные, такие любимые глаза? Видеть в них свое отражение и улыбаться? И мечтать, что так будет долго-долго, что ваши руки так и будут ладонь в ладони, что когда-нибудь вы точно так же будете танцевать на своей золотой свадьбе, среди детей и внуков, два седеньких, маленьких, но таких близких друг другу, таких любящих друг друга старичка? Что ее глаза всегда будут смотреть на тебя с любовью, и ты будешь видеть в них себя, отраженного... почему в карих, родной?... у меня же голу... что-что? Ну конечно, я поняла, что ты говоришь о ней, о женщине, которую любишь и всегда любил. Конечно, я сразу догадалась, родной, это я немного задумалась, потеряла нить... Нет-нет, я всегда тебя внимательно слушаю, что ты. Я просто подумала, что... да нет, само собой, я не ревную, что ты, как можно ревновать своего лучшего друга? С чего бы мне ревновать, ха-ха! Ты свободный мужчина, я свободная женщина, какая здесь может быть ревность – тем более, ты же прекрасно знаешь, что я тебя... что я всегда готова тебя выслушать, поддержать... да, солнышко мое, я помню, ты рассказывал про нее. Давай мы с тобой выпьем еще вина, ты немножко отвлечешься; не надо так переживать из-за нее, не надо. Нет, что ты, я не плачу, это тут свет такой, неверный, это тушь у меня с блестками, вот и кажется, что я... нет-нет, все замечательно, я улыбаюсь, видишь? Давай лучше выпьем еще вина, и говори, говори, говори... а я буду слушать... Ты же знаешь, я всегда готова тебя слушать... ты умеешь красиво говорить, ты всегда находишь самые красивые, самые правильные слова о любви, уж я-то не раз слышала, ты рассказывал мне... я? Самый лучший в мире друг? Ой... ну что ты! Мне приятно... Мне очень приятно, правда. Видишь, я даже смеюсь, а ты говоришь, плачу. Что ты! Нет, я смеюсь! Мы очень хорошо сидим тут с тобой... Нет, я не умею танцевать, давай лучше посидим, и ты мне расскажешь... а что-нибудь. Неважно. Я просто люблю тебя слушать... Ты говори, говори... ты так красиво рассказываешь про свою любовь...
egello: (Default)
На досуге (а у меня, как вы помните, затяжной досуг в виде больничного) я задумалась над неким культурным феноменом - и решила обсудить его с вами, уважаемые мои друзья, не-друзья и совсем-не-друзья.
Суть дела такова: есть люди, которые любят говорить другим гадости. Ну, такие "доброжелатели" классические. Просто так, от щедрот душевных, например, взять - и сказать гадость посредством кого-то третьего. И потом глаза расширять недоуменно: да что вы, какая сплетня, я же только с другом поделился, я не виноват, что он на хвосте дальше понес, ай-яй-яй, какой он негодяй, не ожидал от него такого!
Или самолично высказаться, "по секрету", мол, ой, милая, мне тебя так жалко, но молчать я не могу, кто ж кроме меня тебе правду скажет? (И - понеслась с кучей мелких подробностей - и сама ты дура, и муж твой дурак, и коза у тебя дура... все, как в старой рекламе, в общем).
И вот мне, драгоценные вы мои, интересна природа сего явления. Вот сказал человек гадость (допустим). Ему что, от этого приятнее сделалось? Может, гормон у него какой вырабатывается особый, который отвечает за производство гадостей и получение от них потом морального удовольствия? Или, может, не от самих гадостей, а от реакции идет удовлетворение? Ну, например, увидел, что своими сентенциями из колеи человека выбил - и все, феерический неоднократный оргазм?
Если так, то я таких "доброжелателей" даже и не виню. Чего винить, коль человеку хочется феерического и неоднократного! И даже готова по Станиславскому разразиться слезами, бить себя в грудь и лохматить причОску, мол, вот!!! Вот как Вы задели меня, любезнейший, видите?!?!? *И - в сторону: получайте уже свой оргазм, чего там. Могу вот еще пучок волос выдрать.*
Я добрая, мне не жалко, да. Я могу и публично ошибки признать, и покаяться, и согласиться с доводами "доброжелателей" - лишь бы, сами уже поняли, людям - щчастье. А что? Учили ведь когда-то меня на занятиях судебной психиатрии, что, мол, если пациент называет себя Наполеоном - согласитесь, не спорьте; вам - все равно, а ему - приятно.
Или же эти "доброжелатели" действительно считают, что открывают глаза? Учат уму-разуму? Неужели думают, что выслушаю я их - и кинусь на шею в слезах, мол, "спасибо тебе, родной, святую истину мне глаголешь, я ведь и не подозревала, что и сама я дура, и муж у меня дурак, и коза у меня дура... да-да-да, спасибо, я вот сейчас присмотрелась благодаря тебе - и правда ведь, дура, да и коза тоже... ой, спасибо, ой, благодарствую, пойду поплачу, а потом - бодрым шагом с мужем разводиться и козу резать".
Мда. Весна, что ж. Обострения всех болезней, и гадства - в том числе.
Март, говны из-под снега так и прут, так и прут...
Как думаете? Болезнь это, называемая "подлячеством", или же просто - от недостатка того самого, чего кризис у меня в сабже? Поделитесь мыслями, будьте ласковы.
А я пока пойду рыдать, лохматить причОску, искать доказательства, что коза у меня - дура, закатывать козе истерики и всячески тайно радоваться, что кому-то от этого неоднократно и феерически хорошо.
*в сторону: может, еще на шею спасителю кинуться? Пожалуй. Надо благодарственную речь продумать - вдруг еще один оргазм обеспечу? Мне - все равно, а Наполеону - приятно.*
egello: (Default)
...кто чего боится, например? (Я про абстрактные такие страхи, не про страх за будущее).

Вот у меня, например, целый список есть. Я боюсь:
1. Потерять близких;
2. Темноты;
3. Атрибутов смерти.

Первое объяснять не надо - это, по-моему, общий такой страх.
Второе: да, я боюсь темноты. И когда я дома одна, я сплю со светом (желательно, в каждой комнате чтобы свет). Данный страх исходит из впечатлительности натуры.
Третье: Ооо. В этот пункт включается все. Меня начинает трясти, даже если я проезжаю в автобусе мимо кладбища. Не говоря уже про то, что меня трясет, если вижу траурную процессию. Или слышу ее. Если, не дай б-г, вижу какой-нибудь венок. Или - еще хуже - гроб. Я уже молчу про то, что я боюсь того, что непосредственно в нем лежит... туда я просто не смотрю никогда, иначе замкнет надолго (валюсь в обморок). Я даже думать боюсь о вот этой "материальной" стороне. На меня наползает липкий ужас даже при мимолетной мысли о всех этих похоронных ритуалах (и тогда я даже при свете не сплю, да; а если сплю, то вижу кошмары).
В последнее время, к ужасу моему, вокруг меня было сразу несколько смертей - людей, которых я знала.
Моя фобия разгулялась не на шутку... Последние два дня я даже при свете не могу уснуть. Абстрактный морозящий страх.
Чего я боюсь? - Не знаю, фобию невозможно объяснить. Она непосредственно связана со страхом номер два, и вместе они меня скоро доведут до нервного истощения в связи с неспанием.

А вообще, говорят, каждый взрослый человек боится привидений:) Ведь ни один из нас не останется спокойным, как удав, если у него в соседней темной комнате раздастся какой-нибудь необъяснимый звук:)

Колитесь? Чего боитесь?
egello: (Default)
Дедушка, голубчик мой.
Не часто мы с тобой говорили по душам - а все я виновата, все бежала куда-то, спешила, торопилась жить... До сих пор спешу, тороплюсь, а вот только с тобой уже и не поговоришь. Бежала-бежала - и опоздала.
Знаю, знаю, что ты не обижаешься на меня... Ты ж один меня голубочкой и цветочком называл, да и я об одном тебе так плАчу до сих пор - как ты говорил, "надрываю сердечко"... Я, дедушка, до сих пор не могу поверить, что нету тебя больше. Полтора года прошло, а меня все тянет спросить, как ты там. Не скучаешь ли. Не приболел ли - сквозняки ведь, зябко.
Я, дедушка, очень без тебя скучаю. Во сне часто с тобой разговариваю, там ты - веселый, здоровый, в летней белой фуражке с ремешочком над козырьком. Ты все мне говоришь, мол, не надо плакать, милая, не надо... а я как подумаю, дедушка, что никто сильней тебя меня любить уже не будет - так и слезы рекой. Раньше, стоило мне поднять трубку телефонную - и снова я деточка, внученька единственная, цветочек любимый, голубочка. А теперь уж я внученькой никогда не буду. Голубчик ты мой, дедушка...
Не дождался ты, дедушка, правнуков. А все ждал, ждал, хотел понянчиться, как и со мной, маленькой, нянчился. В куклы играл, по деревьям да по заборам напару лазили, шоколадки у бабушки воровали. Ты бы, наверное, правнуков бы еще сильнее любил бы, если, конечно, возможно это - сильнее... Но вот, дедушка, так и не порадовала я тебя. Но тут уже, родной, ничего не могу поделать - даже если бы ты и еще лет десять жил, не дождался бы. Так что быть мне навсегда твоей самой большой любовью...
Как тебе там, голубчик мой? Наверное, сидите с бабулей на облачке, чинно, рядком, как всегда вы вечерами сидели, и неспешно разговоры ведете... посматриваете вниз на нас хоть иногда, или и без нас вам там не скучно?
Таков уж закон жизненный, что никто вечно не живет. Только, дедушка, очень я по тебе скучаю. Все время кажется, что не успела я тебе рассказать, как я тебя люблю. Да нет, конечно, говорила, и знал ты это прекрасно, а все равно кажется, что мало, мало, что надо было чаще, чтобы тебе увереннее было.
Но я же знаю, что ты и оттуда всегда со мной, как ангел-хранитель. Ты и при жизни был моим хранителем, а теперь вот - еще и ангел.
С чего это я вдруг решила тебе письмо написать? Да потому, что в детстве, бывало, упаду, локоть ушибу - и к тебе бегу, реву в три ручья, а ты меня на коленки усадишь, в рубашку свою носом уткнешь, покачаешь, слезки вытрешь, пожалеешь... и не больно уже совсем. Ох, дедушка, как мне иногда хочется к тебе в рубашку уткнуться, когда больно очень и слезы текут...
Не сиди там на сквозняках и не волнуйся за меня. А я обещаю не "надрывать сердечко" по пустякам.
Твоя внучка Машенька, деточка.
egello: (Default)
Мне вот интересно...
Что во мне есть такого, что позволяет людям относиться ко мне, как к чему-то второстепенному?
Взять вот хотя бы МЧ, например. Почему он вел себя так, будто я у него - карманная собственность, которая никуда не денется ни при каких обстоятельствах? Вот что мне ни говори, как со мной себя ни веди - никуда не денусь, все прощу и приму в объятия.
Почему всегда у всех находятся более важные дела? Любые, но обязательно - более нужные, нужнее меня?
"Я по тебе соскучилась смертельно" - "Да, малыш, я обязательно заеду... завтра, или послезавтра... если работы не будет..."
Но всегда есть что-то более нужное и важное - работа, друзья, "свои дела", которые надо обязательно решить именно тогда, когда я молча прошу побыть со мной хотя бы чуть-чуть. Нет... Меня ведь всегда можно отодвинуть на второй план, забыть, и извлечь из пыльного ящика только тогда, когда есть какая-то необходимость. Ну, или совсем уж нечем заняться.
Так почему бы честно не сказать, мол, "знаешь, ты мне просто хорошая знакомая, поэтому не жди, что я буду про тебя думать в свободное от дел время..." Я тогда ведь и правда ждать ничего не буду. Так нет же, не говорят...

Телефонный звонок? Боже мой, как я бросаюсь к телефону, ведь он звонит так редко!... Редко, да: за девять дней моей безвылазной болезни у меня - сейчас скажу точно - десять входящих звонков. ДЕСЯТЬ! И все - "по делу"...
"Привет, как дела... (мимоходом, скороговоркой, на выдохе, и тут же, без паузы)... Я знаешь чего звоню? Мне вот нужно..." - черт, черт, черт, ну почему, почему мне нельзя позвонить просто так, поговорить, рассказать что-то свое, новостями поделиться? Почему это всегда только "по делу"?

Один молодой человек очень удивлялся - откуда, мол, у тебя столько комплексов.
Как, ну как мне ему было объяснить, что если каждый любимый мой человек изо дня в день ставит меня на стописятпятое по важности место; если он считает, что я никуда и так не денусь, без всяких там проявлений внимания ко мне; если у него нет необходимости со мной общаться просто так; если мне никто и никогда не говорил, что он по мне просто скучает - так с чего бы этим комплексам не появиться?

Я сижу дома девять дней. Последние три дня - безвылазно, то есть даже в магазин не хожу (первые-то дни приходилось, да, и в аптеку, и за молоком, и иногда хлеб кончался). Я, ребята, разучилась говорить. Просто так говорить, не "по делу". Ведь всегда у всех находятся более важные дела. И это Я могу переживать за кого-то, волноваться - как он доехал, как он отработал, как он там, больной - а сама я всегда ОК. За меня не надо волноваться. У меня всегда все хорошо, обо мне можно вспомнить только после того, как переделаны более существенные и важные дела.

Даже интересно: вот что во мне есть такого, что не позволяет никому считать меня - важной?
Это другими женщинами можно восхищаться, это из-за других можно бросать работу, совершать глупости... (кажется, похоже на цитату "Иронии судьбы"? Да уж...)

P.S. Кстати говоря, ошибаются, думая, что я никуда не денусь и буду на заднем плане всегда. Нет. Ошибаются. Обижаются: перестала гореть душой за меня и мои проблемы... Да, перестала. Потому, что устала играть в одни ворота. Устала гореть, переживать, любить - и в ответ получать снисходительный, "так уж и быть", поцелуй в лобик. Мне хоть раз в жизни хочется побыть для кого-то не "приложением к...", а любимым человеком. Который нужен не только тогда, когда необходим совет или возникли какие-то проблемы. К которому хочется приехать в любое время суток, чтобы просто обнять.

P.P.S. Это я болею, понимаете? Когда сидишь дома целыми днями одна, мысли в голову сами собой лезут. Неутешительные, прямо скажем, мысли.
egello: (Default)
Недавно на одноклассниках меня нашла девушка, которая когда-то работала у нас с Мальчиком Ч. игрушкой. Дело было на летних каникулах, за городом, у моих бабушки и дедушки. Мы с Ч. приезжали на один (а если повезет, то и на два) месяц "на вольный выпас", в пампасы, и там радовались жизни, заодно развлекая местную малышню. И вот сейчас одна из этой малышни нас нашла, написала, визжа от восторга, принялась делиться новостями - кто чем занимается, где да как...
И вот самое странное для меня - то, что мне больно было это читать.
Нет, не потому, что жизни не сложились или еще что-то такое, а потому, что, оказывается, все это время я жила с каким-то глупым детским чувством, что ВОТ ТАМ ничего не изменилось. Что все перемены в жизни коснулись только меня, меня - но никак не того моего летнего мира и его обитателей.
Что стОит мне сейчас сесть в автобус и доехать до остановки "Тридцатая школа", пройти одну улицу до конца, потом налево и, вдоль забора сада, до начала нашей улицы - как я увижу привычную картину. Увижу колодец ровнехонько напротив нашей калитки. На колодезной скамеечке будет стоять ведро бабНасти, а сама бабНастя, в темном платочке, в фартуке, будет стоять у нашего забора и переговариваться с бабушкой. У соседей, в палисадничке, будет копаться с цветами бабНаташа, старенькая, сгорбленная, периодически участвуя в разговоре с бабНастей и покрикивая на правнучку Анютку, которая слишком сильно раскачалась на качелях и вот-вот свалится в крапиву. Будет шуметь над двором и над головой бабушки огромный сорокалетний дуб, который дед посадил в год рождения моего отца. Будет гонять на велосипеде по дороге пятилетний белокурый Дениска с вечно измазанными конфетами щеками, а его дед Семен неторопливо будет сворачивать самокрутку, сидя на лавке у своего забора. Будет мерно постукивать чем-то позади дома мой дед, а на веревке будет парусом надуваться белье.
Все будет так, как раньше. Так, как было всегда. Так, как должно быть.
Ну и что, что Дениска окончил военный институт и служит сейчас в Питере.
Ну и что, что Анютка теперь работает бухгалтером.
Ну и что, что три года назад новые хозяева нашего дома спилили дуб и сделали глухой забор, из-за которого не видно колодца... давно нет бабНасти, нет бабНаташи, деда Семена, да и моих бабушки с дедом тоже давно уже нет.
Но если доехать до остановки "Тридцатая школа", пройти одну улицу до конца, потом налево и, вдоль забора сада, до начала нашей улицы - все будет по-прежнему...

Осень

Oct. 6th, 2008 11:32 am
egello: (Default)
Опять осенняя депрессия, кажется, дышит в затылок. Обнимает за плечи холодным ветерком, целует в щеки каплями дождя, шепчет что-то опавшими листьями под ногами.
Ничего не изменилось, говорит она. Ни-че-го.
Темнеет рано. А это значит, что ты снова будешь включать везде свет еще до ужина, и до самого утра бояться темноты. Тем-не-ет.
Дожди проливаются из серых глаз неба,
говорит она. А это значит, что ты снова будешь прятаться под зонтом и прыгать через лужи. И стряхивать с зонта капли, и ежиться от сырости. Дож-ди.
Воздух с утра стылый,
говорит она. А это значит, что ты опять будешь дрожать под одеялом с вечера, и мерзнуть, мерзнуть, мерзнуть... везде мерзнуть. На улице, дома, на работе, под одеялом, в ванной, и под шерстяной шкурой кофты. И холодно тебе будет, холодно, хо-лод-но.
Ходи одна вечерами по насквозь продуваемым улицам,
говорит она. Ходи, вцепившись в сумку побелевшими от холода пальцами, ходи, стуча каблуками промокающих ботинок, ходи, пытаясь закутаться в никогда не бывшую теплой курточку. Ходи, ходи, ходи, и ищи место, где тебе хорошо; ищи место, где тебе тепло; ищи мес-то... Пусть тебя держит за руку твоя вечная еврейская печаль, пусть тебя целует в висок твое вечное скулящее одиночество, пусть выдует ветер из тебя ожидание - не жди ничего, не жди, не жди...

Осень. Опять осень. И листья. Скоро - зима.
egello: (Лицом ко всем)
Сегодня утром видела трогательную картинку: грустный маленький таджик в оранжевом жилетике сметал опавшие листья и мусор в кучки вдоль проезжей части. У него аккуратно так получалось: одна кучка, через три метра - другая... метет он себе, метет, грустит лицом о чем-то очень своем, очень таджикском, и тут... ага, бодренько едет поливальная машина. И мощной струею своей, с залихватским напором, расхреначивает к чертовой матери все любовно уложенные через три метра кучки. Листики опять разлетаются в разные стороны, пыльная вода плещет под ноги прохожим... и стоит маленький таджик со смуглым лицом в оранжевом жилетике, опершись на метлу, и смотрит печальными таджикскими глазами вслед резвенько удаляющейся поливалке.
Жаль мне его так стало...
...а писать пока больше не о чем. Купила вчера со скуки гель от моли в шкаф. Ну, вот увидела я у себя в коридоре тоскующую моль, и решила предотвратить ее брачный период и размножение. В общем, купила, да. И повесила. Не знаю, конечно, как у моли, но у меня уже возникло желание улететь из квартиры. Была б я молью, я б такого издевательства не потерпела. Честно говоря, я и сама уже подумываю не потерпеть издевательство и этот... мммм... источник лавандового запаха где-нибудь закопать во дворе.
...а еще... Если в СМИ промелькнет информация о маньяке, зверски пытающем риэлторов, знайте: это я.
egello: (Лицом ко всем)
Почему-то ночь перед понедельником у меня всегда "неполная". В том смысле, что ложусь я, как приличная девочка, в кроватку около полуночи, памятуя о раннем подъеме на работу, а вот засыпаю не раньше трех. Хотя ложусь, на минуточку, одна.
Почему-то именно в ночь на понедельник мою голову оккупируют Мысли.
Именно вот так, с большой буквы - Мысли.
Мысли, которые посетили меня вчера, были безрадостны. Я бы даже сказала хуже - страшны.
Я ужом вертелась под одеялом, и каждый новый поворот усугублял увиденные реалии положения.

1) Поездка в Питер, которую я так ждала и на которую много надежд возлагала, сорвалась.
Сначала обстоятельства украли у меня один день от запланированного. Теперь - еще один, последний из возможных, ведь за один оставшийся день я не успею доехать-побыть-вернуться... А быть там очень хотелось.
Я пока плохо себе представляю, какое решение по этому поводу у меня созреет. Но зреет одно очень несвойственное.

2) Гуляя с Аней по городу, вычленила из нашего с ней разговора один тезис, который нами обсуждался относительно другого человека, но удивительным образом "лег" на меня.
Когда у тебя все хорошо, вокруг тебя много "друзей", которые тобой пользуются - неважно, чем: позитивом ли в принципе, твоими услугами как няньки-мамки ли, компанией ли, когда совсем не с кем сходить попить кофе, или возможностью перехватить сто рублей до зарплаты... неважно, в общем. И только когда ты перестаешь весело улыбаться и просишь сходить попить кофе с тобой, оказывается, что вокруг тебя - никого. И не просто "никого", а еще и просят не отвлекать по мелочам, ибо, сама должна понимать, проблемы. Не твоим чета.

Вывод? Он прост. Люди, которых я считала своими друзьями, привыкли к тому, что я под боком. Что я никуда не денусь. Что стОит меня позвать - и я вот она, отряхнула пыль и снова готова "во имя" и "на благо". Что стОит щелкнуть пальцами - и я отменю все свои планы ради их планов и встану под знамена. И ничего не попрошу взамен. И даже сделаю вид, что встать под знамена - это милостиво дарованная честь.

И почему-то никто не допускает мысли, что меня тоже можно потерять.
Что с МОИМИ чувствами тоже иногда надо считаться.

Невелика ценность потери, может быть?
Ну, тогда, если это так, то "отряд не заметил потери бойца" - вам же проще, друзья мои.

3) Маленькое. Последнее. Опять же после разговора с Аней.
Есть люди, которые похожи на наркотик. Можно усилием воли "завязать", устранив соблазн с глаз долой, и думать, что излечился. А потом случайно увидеть - и сорваться. Быть готовым на все, что угодно, лишь бы получать "дозу". И опять мучительно пытаться "завязать". Хера! Не выйдет. Карма такая.

А комменты скрыты. Можете даже нахуй посылать.

UPD: У [livejournal.com profile] lonely_mare стащила: "Я - охуительная женщина! И попрошу ко мне относиться соответствующе."(с)
Во-во. Аналогично.
Или вы думали, я действительно считаю себя НЕохуительной? Хххха!
egello: (Default)
Мне сегодня ночью удивительный сон приснился. Красивый. Даже слишком красивый, совсем не для Великого Поста, гм-гм. И проснулась я с мыслью - ни-ког-да.... прямо вот так вот, по слогам, проснувшись, произнесла: НИ-КОГ-ДА. Душа и память от этого сна - в приятном нокауте, а разум - пинками их, пинками, пенделями: ни-ког-да. И запила я это слово горьким кофе, и пошла с заплескавшейся внутри горечью на работу.
...Когда я слушала песню «Не отрекаются, любя», я в нее верила. Да, думала я, так и должно быть – если ждать и верить, то чудо обязательно произойдет.
Когда я смотрела сказку «Звездная пыль», я готова была заплакать от счастья: настолько красиво там показали всю мою маленькую «религию», снова подтвердив, что – да, если верить, то…
Ну, вот я и верила. И ждала своего Чуда. Как в песне – «…трудно мне тебя не ждать – весь день не отходя от двери…» И не отходила, делала вид, что не слышу на лестничной площадке шагов МИМО этой моей двери.
Наверное, пора уже повзрослеть, встать с придверного коврика, отойти, перестать ждать сказочного Чуда. Согласна: лестно и приятно знать, что тебя ждут, что – только попроси – и дверь распахнется. Только сидеть за этой дверью - очень уж пустое и безнадежное занятие.
Конечно, смотреть из окна на пустой двор – тоже, знаете ли, не слишком-то занятие обнадеживающее. Но, по крайней мере, человек у окна меньше напоминает собачку на придверном коврике - с ошейником в зубах и подрагивающим от желания завилять кончиком хвоста.
Как грустно, что чудес на свете не бывает... Кстати, тоже неплохая фраза для религии. Пойду, воскурю фимиам. Где-то у меня в столе завалялся, и зажигалка даже в той же пачке...
egello: (Default)
Нежность у меня. Понимаешь? Нежность. Невысказанная такая, невыцелованная. Это знаешь, как? Это вот когда долго разговариваешь мысленно с кем-то, и объясняешь ему, и улыбаешься стеснительно: ну как ж ты не понимаешь, я ж тебя люблю, ну правда-правда, и для тебя все-все, что могу, сделаю, вот прямо все-все-все и даже чуточку больше. И еще, понимаешь, у меня внутри как-то прямо болит и плачет, когда ты недоволен, расстроен или просто смотришь мимо.
А еще, понимаешь, хочется что-то такое сделать, чтобы ты - навсегда - счастлив, чтобы тебе хорошо и у тебя - все-все-все, и даже чуточку больше. И, понимаешь, такая она нежная, эта самая нежность, что хочется осторожненько, на цыпочках, отгонять от тебя плохой сон, а еще варить кофе сколько хочешь раз, если у тебя бессоница, и подавать ножницы за секунду до того, как они понадобятся, и... все-все-все.
У меня сегодня нежность.
Она какая-то такая плюшевая, большая и добрая, что даже не умещается внутри, как не заталкивай ее. Это она, нежность - это не я, честно-честно, это она! - прижимается щекой к голосу в телефонной трубке, и это она тихонечко гладит воротник твоей куртки.
Она глупая, эта самая нежность, глупая и добрая. Она почему-то думает, что если сказать в стописятпятый раз - ну я же тебя люблю, ну правда-правда! - то сразу станет легче, и сразу солнце, и сразу все-все-все, и даже чуточку больше.
Нет, сегодня нежность обратно ну никак не заталкивается, торчит из меня, болтает ножками, и заставляет писать глупости и даже в них признаваться, сидеть, ждать, когда можно будет сказать "спокойной ночи" и поцеловать монитор в то самое место, где у тебя буковки.
Ну, вот такая она, моя нежность.

P.S. Никто не удивляется, что стиль совсем даже не мой, и вообще написано странно. Это, опять же, нежность. Извините ее, пожалуйста. Вырвалась.
egello: (Default)
Здравствуй, Дедушка Мороз,
Борода из ваты.
Ты подарки нам принес,
Прохиндей горбатый?"
- "Нет, ребятки, не принес,
Денег не хватило."
- "Так чего же ты пришел,
Ватная Мудила?!" (с) децкий фольклор.

Ну здравствуй, дедушко Мороз.
С предъявой я к тебе, Мудила Ватная.
Вот не пойму: олени твои халтурят, что ли, или СнегурУчка почту херово разбирает? Мое прошлогоднее письмо тебе так и не дошло, судя по тому, что ни один пункт из Wish-листа не был рассмотрен...
Это, дедушко, с твоей стороны непорядочно. Возмутительно просто.
Я что, зря писала ночами, не одно перо затупив и лист измарав? Я что, зря подлежащие со сказуемыми согласовывала, чтобы тебе сподручнее читать было?
Так вот, дедушко. Я в этом году в ультимативной форме тебя прошу: дай мне по-человечески Новый год встретить. И прожить его по-человечески дай уже, наконец.
Не, ну правда, Дед, что тебе стоит, а? Придержи там указательным пальцем пару звездочек из созвездия Козерога, чтобы все удачно сложилось...
Ты мне, дед, в этом году такую сладкую жизнь устроил, что врагам не пожелаю. Может, в следующем отдохнешь от козней, а? И - для разнообразия! - что-нибудь хорошее мне наморозишь?
Я вот, например, дедушко, уже полгода одно и то же желание загадываю. И вот камням Моисеевым чудотворным загадала, и под воротами в Омске прыгаючи на одной ножке, и вообще...
И вот не пойму я, дед: ну неужели тебе трудно? Трудно, да? Трудно чуть-чуть поднапрячься, и вместе с Моисеем, с воротами и всеми твоими оленями одно малюсенькое желание выполнить? Ведь ежли на вас на всех, чудотворцев, разделить его, то получается совсем несложно и немного.
В общем, дедушко, я на тебя надеюсь. Ведь нельзя же который год подряд халтурить, а? Я, понимаешь ли, свою часть обещаний сдержала, была хорошей доброй девочкой, мам-папу слушалась и даже гадости не делала никому. А ты меня... об лавку носом...
Хотя нет, я не справедлива к тебе, дед. Ты мне сделал Большой Подарок. Самый Большой. И Очень Ценный. Очень тебя прошу... не отнимай его в следующем году. Пожалуйста.
Я ж знаю, ты можешь, если постараешься. Не надо, ладно?

Всегда твоя egello.
egello: (Default)
Вчера весь день была у родителей.
Мы с мамой пошли побродить по городу - солнечно было, несмотря на ветер, и вкусно пахло осенью. Мы шли, держась за руку, болтали про каких-то старых знакомых, сплетничали и секретничали. Пили кофе в попадающихся на пути кофейнях... И как-то так получилось, что у меня возникло ощущение "перемотки назад": мне показалось, что мне 17. Что вот сейчас мы придем домой, а там сидит приехавший на выходные из своего училища Чико. И что мы выйдем с Чико на улицу, и дойдем до набережной, и сядем на нашу лавку под фонарь, и поговорим обо всем на свете, а потом пойдем к нашему с ним любимому театру, и там постоим, как обычно, поглазеем на афиши, а может быть, в последний момент вдруг возьмем дешевые билетики и попадем на галерку, а потом будем долго прощаться - долго, часа три! - а совсем потом, завтра, я побегу в свой Универ, и все, все у меня будет так, как надо: хорошо, легко, спокойно, так, как ДОЛЖНО БЫТЬ...
И ничего не будет. Ни семейных распрей, ни моего истерического замужества, ни бегства в Москву, ни-че-го... Мы будем ходить по залитым солнцем улочкам за руку с Чико, и к черту погоню за столицей, к черту погоню за Птицей удачи, которая ему так и не далась в руки... к черту все. Просто вернуть это обычное, спокойное, родное такое счастье. Солнечное. Ручное. Пушистое и теплое, как игривый котенок.
Перемотайте все назад, а? Ну кто-нибудь, кто там, в верховной канцелярии, ответственны? Я все-все отдам. Все-все сделаю. Честно.
Только перемотайте...
Нет, дело не в том, что мне резко захотелось стать моложе, например. Нет.
Мне просто жаль стало, что одну единственную свою, крошечную жизнь я живу не так, как я бы хотела ее прожить. И хватит уже прятаться мне за сказки про собственную такую желанную независимость. Хватит... Не хотела я ее, независимости этой. Не нужна она мне, куда ее девать?
Все должно было быть не так, как сейчас. ВСЕ - НЕ ТАК.
И это самое ужасное. Потому, что ТАК, как надо, как хотелось - уже не будет никогда.
P.S. Не-не-не, у меня не депрессия и даже в слезах я тут не тону:)
Это просто осознание меня такое по макушке стукнуло...
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios